История

Дом Советов, 30-е годы

Улицы

улица Удриса

Люди

Первые почетные люди  города

Экономика

Завод Корунд

Образование

Дворец Детского творчества

Культура

Памятник Маяковскому



Прежде чем стать мастером лесного дела, и не просто лесоводом, а первым заслуженным лесоводом Российской Федерации, Иван Ильяшевич попробовал много чего. Уроженец Валдая (январь 1910 г.), он начал трудиться с 16 лет.
Побывал тапером в Народном доме, конторским учеником, фининспектором, секретарем исполкома, милиционером. Судьбу его определила встреча с валдайским лесоводом Михаилом Ефремовичем Григорьевым. Заразил он юного парня лесом. Заразил навсегда. Ильяшевич до конца жизни поражался этому чуду: превращению малюсенького семени в огромное дерево. И вот в 1933 году, окончив краткосрочные курсы, Иван Ильяшевич получает должность заведующего лесоучастком. Здесь он проработал до самой войны. На фронт он попал, но непосредственно в боях под Москвой не участвовал. А в 42-м году его отзывают из армии. Специалисту лесного дела, ему поручают правительственное задание: организовать отбор и заготовку авиационной древесины в заволжских лесах. Всю жизнь он сажал и лелеял леса, а вот теперь отбирал лучшие деревья и вырубал их. Что ж, война дело разрушительное. Но война закончилась, и в 1945 году его назначают директором лесничества в Большемурашкинский район. Пять лет он директорствовал в Большом Мурашкине, затем был назначен главным лесничим в Бутурлине. За плечами были 40 прожитых лет, шесть основанных им питомников, зеленое убранство районных центров, десятки гектаров высаженных им сибирской лиственницы, ясеня, сосны, дуба, ивы. И тут его вызвали к министру. Ивану Никифоровичу предложили возродить лес вокруг нового города Дзержинска. Предупредили, насколько сложна эта задача: и специфика промышленности, и неблагоприятные почвы, и еще много чего. Случилось это в 1951 году.
Черноречье издревле был краем лесным и болотистым. Люди здесь веками жили лесом. Но пришел ХХ век с его индустриализацией. Химия (особенно в годы войны) потравила леса. Что не успела отравить химия, доделали машины бульдозеры и прочая тяжелая техника. Короче сказать, когда Дзержинск встретился в 51-м году со своим главным лесоводом, пейзаж вокруг города был удручающим. Более всего он напоминал Каракумы. Вот такое, можно сказать, разбитое корыто досталось новому директору лесничества. Для начала выпросил себе Ильяшевич участок для лесопитомника. И начались дни - без праздников, без выходных. С пяти утра на ногах, на лошадь, и - в лес. Коллектив был большой - около 500 человек. Не каждый любил лес, как он. Со многими пришлось расстаться, да и сам темп Ильяшевича отфильтровывал людей. Ставка была сделана на сосну: пески - ее при родная почва. Саженцев требовалось миллионы. На тысячах гектаров разбили питомники, где холили маленькие саженцы. По норме на гектаре положено получать их по 2,5 миллиона. Уже через четыре года Ильяшевич удвоил это число. Это был выдающийся результат. О нем писала центральная пресса. Сосна растет медленно. Когда вы едете по Северному шоссе, справа и слева шумят невысокие сосенки. Им уже 50 лет, и до взрослых сосен им еще расти и расти. Поэтому вырастить сеянец - это только полдела. Надо, чтобы крохотное деревце прижилось, окрепло, начало выходить в рост. Большое это искусство, требующее умения и терпения.
А песчаные барханы наступали на маленькие деревца, погребали их под собой. Великий экспериментатор Ильяшевич нашел управу на пески: поперек напора ветра стал насаживать иву. Она растет быстро, через год-второй образовывает зеленую стену и защищает нежные ростки сосны. К тому же ива очень быстро саморазмножается, и зарастали ивой наши Каракумы. Так сосенка за сосенкой и высадили труженики Ильяшевича более 30 миллионов деревьев - 5000 гектаров восстановленного чернореченского леса.
Но кроме этой главной своей работы - восстановления леса - Иван Никифорович занимался «приручением» к нашей песчаной почве деревьев, которые здесь не росли отроду. Его питомник в Пушкине постепенно превращался в лабораторию по выращиванию таких деревьев-экзотов. И постепенно превратился этот участок в сад-дендрарий, где разрослись деревья разных стран. Более 300 пород собрано теперь в этом уникальном месте. К сожалению, дендрарию Ильяшевича угрожает теперь не при рода, а человеческое небрежение. И вот дендрарий, которым мог бы гордиться самый знаменитый ботанический парк, может погибнуть. Но, может быть, дзержинцам ближе всего из сделанного Ильяшевичем зеленый наряд самого города. До нашего знаменитого лесовода улицы города были украшены в основном тополями. Реже - липой. А теперь только на маленьком, меньше километра, участке от пл. Дзержинского до ул. Клюквина шумит аллея из 500 деревьев и кустарников 35 пород. Это, можно сказать, живой памятник Ильяшевичу, им же самим и созданный.
Слава лесовода была поистине всесоюзной. О работах мастера узнали во всех концах страны. С ним сотрудничали лесоводы Казахстана, Эстонии, Латвии, Белоруссии, Украины, Чувашии, Башкирии - всего 311 мест и адресатов. Удивительно ли, что именно Ильяшевичу первому (август 1961 г.) присвоили почетное звание заслуженного лесовода Российской Федерации!
Он прожил долгую и интересную жизнь. Он ушел на пенсию, но не ушел от дел. Переписывался с лесоводами. Встречался с коллегами. Вел большую просветительскую работу. Не уставал пропагандировать знания о лесе. Встречался со школьниками. В разных газетах опубликовал более 1000 статей, заметок, корреспонденций. Он по-настоящему страдал, видя, как засоряются с таким трудом воссозданные им леса, как они выгорают от нашего разгильдяйства. Он не уставал трудиться до самой своей кончины - 13 мая 1999 года.
Город помнит и любит своего Лесовода. Он удостоен звания Почетного гражданина Дзержинска. На доме, где он жил, вот-вот будет установлена мемориальная доска. Безымянный проезд, где он часто проходил на свою работу, получит его имя. Иван Никифорович Ильяшевич, безусловно, заслужил нашу любовь и добрую память.

И.Б.Фельдштейн